Поделиться в социальных сетях

Нереальности операции еще не достаточно для признания умысла на уклонение от уплаты налогов

Суд разграничил субъективный и объективный элементы состава правонарушения.

Не споря с тем, что им не проявлена должная осмотрительность и осторожность при заключении соглашения с контрагентом и получена необоснованная налоговая выгода, налогоплательщик обратился в суд с требованием признать незаконным квалификацию его действий в качестве умышленных (п. 3 ст. 122 НК РФ). См. Постановление АС Западно-Сибирского округа от 27.02.2018 по делу № А27-11631/2017.

1)Вина как критерий умысла на уклонение от уплаты налогов.

Удовлетворяя требования общества в данной части, суды пояснили, что налоговый орган не доказал, что конкретные должностные лица общества осознавали противоправный характер действий по включению затрат в расходы по налогу на прибыль и декларированию вычетов НДС по «проблемному» контрагенту, а также желали (сознательно допускали) неуплату налогов.

Как отметил суд, ранее в отношении налогоплательщика и данного контрагента уже была проведена другая проверка, где установлена вина в форме неосторожности (п. 1 ст. 122 НК РФ), после чего общество прекратило отношения с данной организацией. Тем самым, общество ошибочно рассматривало свои действия в качестве правомерных.

2) Фиктивность операций еще не говорит о вине в форме умысла.

По оценке суда, установив нереальность операций (фиктивный документооборот) по заявленному контрагенту в рамках новой проверки и непроявление должной осмотрительности, инспекция не установила вины в форме умысла, что не одно и то же. Доказательств осведомленности конкретных должностных лиц общества о заключении договора с недобросовестным контрагентом также не представлено, пояснил суд. Тем самым арбитражный суд провел четкую разграничительную линию между объективным и субъективным признаком составов ст. 122 НК РФ.

Добавить комментарий